Епископ Таллинский и Эстонский Исидор (Богоявленский)

Епископ Исидор, в миру – Иван Яковлевич Богоявленский, родился 30 октября 1879 года в Курской губернии в семье псаломщика.
Образование будущий иерарх получил в Курской духовной семинарии и в Санкт-Петербургской Духовной Академии. Молодой человек поступил в академию, когда ее ректором был епископ Борис (Плотников), отличавшийся широтой научных интересов. Ученый, занимавшийся пастырским и нравственным богословием, церковной историей и философией. Глубокий знаток Слова Божия, умевший своим красноречием привлекать к себе слушателей, владыка-ректор обладал феноменальной памятью и даром убеждения. Завершил свое обучение Иван Богоявленский в 1904 году по первому разряду со степенью кандидата богословия и с правом соискания степени магистра без дополнительных испытаний, когда ректором был уже епископ Сергий (Страгородский).
Уместно вспомнить, что начало ХХ века было временем расцвета Академии. В профессорско-преподавательский состав входили крупные ученые-богословы. Некоторые из них занимались не только научно-богословской деятельностью, но и преподавали в светских высших учебных заведениях.
Выпускник Академии Иван Богоявленский был назначен надзирателем и учителем Александро-Невского духовного училища. В 1905 году молодой человек обвенчался с дочерью священника Марией Николаевной Изборской и 19 ноября того же года был рукоположен во диакона епископом Нарвским Антонином (Грановским). На следующий день, 20 ноября, хиротонию диакона Иоанна во пресвитера совершил епископ Гдовский Кирилл (Смирнов). Указом митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского) молодой священник был назначен настоятелем Екатерининского собора города Ямбурга, а также учителем Закона Божия в городском училище и начальных школах.
6 октября 1912 года отец Иоанн Богоявленский был назначен на должность настоятеля Павловского собора в Гатчине, благочинным 2-го Царскосельского округа, а также преподавателем Закона Божия в Гатчинских начальном училище и Учительской семинарии.
17 января 1913 года в храме во имя 12 Апостолов Санкт-Петербургской Духовной Академии священник Иоанн Богоявленский был возведен митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром (Богоявленским) в сан протоиерея.
Гатчинский период служения отца Иоанна был очень плодотворным и успешным. Он ежемесячно устраивал пастырские собрания для обсуждения вопросов, связанных с деятельностью приходов, которые очень благотворительно влияли на духовную жизнь, подготовил и опубликовал в журнале «Христианское чтение» статью «Закон о месте еврейского богослужения в Ветхом Завете». Отец Иоанн принимал активное участие в создании «Православной богословской энциклопедии», выходившей в начале ХХ века в Петербурге сначала под редакцией магистра богословия, профессора Александра Павловича Лопухина, а после его кончины – доктора богословия, профессора Николая Никаноровича Глубоковского. Сотрудники энциклопедии, а в подготовке статей принимали участие представители как духовных академий, так и некоторых университетов, стремились удовлетворить потребность духовенства, да и широкой публики в знаниях, что определило научно-популярный стиль изложения.
В 1915 году протоиерей Иоанн Богоявленский был удостоен степени магистра богословия за диссертацию «Значение Иерусалимского храма в ветхозаветной истории еврейского народа», в которой автор предложил собственную гипотезу, связанную с трудной проблемой культового законодательства Пятикнижия. Диссертация была напечатана отдельной книгой в типографии М. Меркушева на Невском проспекте в Петербурге.
В том же 1915 году под руководством протоиерея Иоанна Богоявленского был осуществлен большой капитальный ремонт Гатчинского собора. Средства собирались благодаря энергичным усилиям священника Алексия Благовещенского, однако наблюдение за ходом ремонтных работ и переговоры с подрядчиками и мастерами осуществлял настоятель. Торжественное освящение обновленного собора 27 сентября 1915 года совершил епископ Ковенский Елевферий – родной брат настоятеля.
Переворот 1917 года нарушил спокойное течение церковной жизни как Гатчины, так и всей России. В мае 1919 года протоиерей Иоанн Богоявленский был арестован и заключен в одиночную камеру петроградской тюрьмы «Кресты». Новая власть пыталась получить доступ к капиталу Гатчинского благотворительного общества при Павловском соборе. Православное население Гатчины единодушно встало на защиту отца Иоанна. В результате решительности делегации общественности удалось добиться встречи с председателем Петроградского ЧК М.С. Урицким и добиться освобождения Гатчинского благочинного.
13 мая 1919 года началось весеннее наступление Северо-Западной армии на Петроград. Белые войска прорвали линию фронта под Нарвой и, обойдя Ямбург, вынудили красноармейцев отступить. 15 мая армия Юденича овладела Гдовом, 17 мая покорила Ямбург, в начале июня 1919 года подошла к Луге и Гатчине, угрожая Петрограду. Через некоторое время войска генерала Юденича отступили, но перегруппировавшись, вновь пошли в наступление, захватив Гатчину и Красное Село. Северо-Западная армия, не имея резервов и не получив никакой поддержки, овладеть северной столицей так и не смогла и после десятидневных ожесточенных неравных боев под Петроградом начала отступать. Вместе с частями Северо-Западной армии генерала Юденича покинул Гатчину и протоиерей Иоанн Богоявленский, эмигрировав в Эстонию. Из Гатчинского собора он вывез Филермскую икону Божией Матери, десницу Иоанна Предтечи и часть Животворящего Креста Господня.
В 1799 году император Павел взял под свое покровительство Мальтийский орден святого Иоанна Иерусалимского, приняв титул великого магистра. В честь этого события в Гатчине ему были преподнесены мальтийские святыни: часть древа Креста Господня, Филермская икона Божией Матери, по преданию написанная евангелистом Лукой, и десная (правая) рука Крестителя Господня Иоанна. И хотя на протяжении веков мальтийские святыни хранились у рыцарей-католиков, почитание их в России в XIX-XX веках приобрело глубокий народный характер. В период пребывания святынь в Павловском соборе Гатчины для поклонения приходили многолюдные крестные ходы со всех окрестных сельских приходов. Для хранения святынь и размещения мальтийских рыцарей на окраине Гатчинского дворцового парка было начато строительство небольшого монастыря во имя священномученика Харлампия. Во время пребывания императора в Гатчине местом хранения святынь была дворцовая церковь во имя Святой Троицы. После убийства императора Павла строительство монастыря было прекращено и святыни хранились в соборе Спаса Нерукотворного Зимнего дворца в Петербурге. После завершения строительства в 1852 году собора во имя апостола Павла, в честь небесного покровителя императора Павла I, по личному распоряжению императора Николая I святыни ежегодно на десять дней — с 12 по 22 октября (по ст. стилю) переносились из Петербурга в Гатчину.
Ко времени Октябрьского переворота мальтийские святыни находились в соборе Зимнего дворца, который, как и все дворцовые церкви, был разграблен, но святыни удалось спасти. В числе других предметов убранства “ликвидированных” придворных церквей они оказались в ризнице, принадлежавшей дворцовому ведомству Архангельского собора Московского Кремля. По благословению Святейшего Патриарха Тихона протопресвитер придворного духовенства Александр Дернов 6 января 1919 года в двух футлярах перевез святыни из Москвы в Гатчину, где они были помещены в Павловском соборе на постоянное хранение. После богослужения, совершенного Петроградским митрополитом-новомучеником Вениамином (Казанским), святыни оставили для поклонения гатчинских жителей. Дальнейший ход событий восстанавливается по Акту, составленному протоиереем Гатчинского Павловского собора Алексием Благовещенским 6(19) октября 1920 года: «В один из воскресных дней, а именно 13 октября, настоятелем собора был устроен в сопровождении этих святынь крестный ход кругом города. Когда… народ разошелся по домам, явился в собор настоятель протоиерей Иоанн Богоявленский в сопровождении графа Игнатьева и еще какого-то военного человека и, уложив святыни в футляры, в которых они были привезены в собор, взял их с собою и увез в Эстонию, не спросив на это разрешения ни у причта, ни у прихожан. О дальнейшей судьбе этих святынь, где они и что с ними — ни причту, ни приходскому совету неизвестно».
Дальнейшая история святынь, вплоть до их появления в Копенгагене у матери последнего русского царя Марии Федоровны, долгое время оставалась тайной. Так было бы и дальше, если бы не рассказ Павла Граббе о его юношеском приключении в Ревеле (Таллине), найденный переводчицей Натальей Карачаровой в старой рукописи уже умершего русского эмигранта. В 1921 году Павел был послан своим отцом в столицу Эстонии со специальным заданием – тайно доставить в Данию посылку. В Ревеле к Павлу обратился неизвестный русский с предложением перевезти в Данию реликвии, принадлежащие царской семье. Павлу Граббе удалось убедить датского консула помочь. Святыни были упакованы и с дипломатической почтой отправлены в Копенгаген. Молодому человеку удалось пересечь все границы и доставить «гатчинские» реликвии в Копенгаген, где они сразу же были переданы вдовствующей Императрице Марии Федоровне, матери Императора Николая II.
В Эстонии протоиерей Иоанн Богоявленский оказался в очень непростой ситуации. После гибели епископа Ревельского Платона (Кульбуша) Православная Церковь в Эстонии осталась без главы. Вопрос о новом архипастыре был одним из самых актуальных для православных. Все осложнялось противоречиями между эстонской и русской частями духовенства. 7 июня 1920 года Эстонский Епархиальный Совет за подписью Пауля Сеппа направил официальное письмо министру внутренних дел Эстонской Республики Александру Хеллату с требованием самых радикальных мер против русского православного духовенства. В числе подлежащих аресту и высылке из страны были архиепископ Евсевий (Гроздов), протоиереи Алексий Аристов, Василий Чернозерский, Иоанн Богоявленский и другие. Почти со всех лиц, указанных в списке, были взяты расписки о том, что они ознакомлены с решением властей и обязаны в 10-дневный срок покинуть страну. Впрочем полиция не нашла протоиерея Иоанна Богоявленского, который продолжал летом 1920 года служить в храме Рождества Богородицы в Олешницах (Алайые) на побережье Чудского озера. Благодаря усилиям русской общественности, особенно депутата Парламента Эстонии А.П. Сорокина, высылку удалось приостановить, а впоследствии и отменить.
В 1924 – 1939 годах протоиерей Иоанн Богоявленский был членом Синода Эстонской Апостольской Православной Церкви, в течение многих лет он был благочинным, членом Нарвского Епархиального Совета. В таллинский период своей жизни отец Иоанн преподавал Закон Божий в ряде учебных заведений Таллина, был лектором Русского народного университета в Тарту. Он активно участвовал в работе Русского Студенческого Христианского Движения в Прибалтике, был председателем его Таллинского отделения, возглавлял делегации на ряде съездов, руководил работой семинаров. В 1927 году протоиерей Иоанн Богоявленский выпустил «Закон Божий» для начальных школ. Учебник был в первую очередь предназначен для преподавания Закона Божия в первых шести классах школ Эстонии. «Призываю Божие благословение на учебник по Закону Божию от протоиерея Иоанна Богоявленского и желаю ему широкого распространения на пользу подрастающих православных поколений», – отметил в предисловии к изданию митрополит Александр (Паулус). С 1930 года отец Иоанн редактировал выходивший в Эстонии журнал «Православный собеседник».
В 1936 году русский приход Таллинского Александро-Невского собора был переведен в храм свв. Симеона и Анны. Настоятелем собора был назначен протоиерей Николай Пятс, брат президента Эстонской Республики Константина Пятса, а протоиерей Иоанн Богоявленский был назначен настоятелем Симеоновского храма. Так был фактически завершен многолетний конфликт, возникший на почве национальной нетерпимости, и предотвращена очередная попытка сноса или перестройки православного собора.
В 1938 году протоиерей Иоанн Богоявленский организует трехгодичные вечерние богословско-пастырские курсы на русском языке, среди выпускников которых был Михаил Ридигер, отец ныне покойного Святейшего Патриарха Алексия II, впоследствии ставший священником.
По воспоминаниям покойного митрополита Таллинского и всея Эстонии Корнилия, «отличительной чертой характера отца Иоанна была его молитвенная сосредоточенность. Стоя перед престолом, он весь уходил в молитву, а после совершения литургии часто долго оставался в храме один, углубляясь в Иисусову молитву». Особенно это стало часто происходить после паломничества на Валаам в 1937-1938 годах, где отец Иоанн подолгу беседовал как с простыми монахами, так и с настоятелем обители игуменом Харитоном (Дунаевым), книга которого «Умное делание о молитве Иисусовой» стала настольной книгой отца Иоанна.
Отец Иоанн не любил ненужных споров и излишнего шума, но в то же время был очень внимательным к окружающим его людям, к тем, кто к нему обращался за советом. Во время Великого поста прихожане часто приходили исповедоваться к нему домой, тогда можно было спокойно поговорить, разрешить проблемы и получить ответы на вопросы.
В 1940 году Эстонская Апостольская Православная Церковь вернулась в лоно Русской Православной Церкви как Таллинская и Эстонская епархия. В 1941 году, после оккупации Эстонии немецкими войсками, митрополит Таллинский и Эстонский Александр объявил о разрыве с Московским Патриархатом и нежелании подчиняться митрополиту Сергию (Воскресенскому), Экзарху Прибалтики. С этим не согласился епископ Нарвский Павел (Дмитровский), как и большинство русского духовенства Нарвской епархии. Протоиерей Иоанн Богоявленский, возглавляя в трудные военные годы Нарвский Епархиальный Совет, становится одним из ближайших помощников владыки Павла.
В 1943 году протоиерей Иоанн Богоявленский вместе с протоиереем Георгием Алексеевым и группой прихожан был арестован немецкими оккупационными властями за организацию помощи русским военнопленным. Впоследствии он вспоминал, что свою книгу «Православный Символ веры» он обдумывал в тюремной камере. Это совпало со временем Великого Поста, и тема страданий Спасителя продумывалась особенно глубоко.
В 1946 году после длительного перерыва вновь открылись Ленинградские духовные академия и семинария. Начало воссоздания духовных школ было положено открытием 22 ноября 1945 года богословско-пастырских курсов. 1 сентября 1946 года Учебный комитет при Священном Синоде утвердил преподавательскую коллегию во главе с ректором академии и семинарии, профессором, протоиереем Иоанном Богоявленским. При назначении отца Иоанна учитывался его богословский и преподавательский опыт.
По благословению Святейшего Патриарха Алексия (Симанского) и под непосредственным руководством митрополита Ленинградского и Новгородского Григория (Чукова) была составлена учебная программа, в основу которой была положена система образования дореволюционных духовных школ. Были полностью сохранены преподававшиеся там богословские, философские и церковно-исторические предметы и, кроме того, были введены новые: история религий, история русской религиозной мысли, логика, психология и другие. Мыслилось возрождение богословской науки и русской богословской традиции. Удалось привлечь профессоров старых духовных школ: протоиерея Василия Верюжского, Василия Васильевича Четыркина и Александра Ивановича Сагарду, обеспечивших преемство академических традиций. Однако в полном объеме задуманное не удалось осуществить: мешало противодействие властей и неподготовленность части студентов. К началу первого учебного года было закончено оборудование домовой церкви академии, освященной во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова 8 октября 1946 года, где начались ежедневные богослужения. Ректору приходилось решать множество бытовых вопросов, связанных с проживанием студентов в трудное послевоенное время. Была организована столовая на 70 человек с трехразовым питанием, общежитие, библиотека, в которой к началу 1947 года насчитывалось более 10 тысяч томов. Для малоподготовленных студентов были организованы дополнительные занятия по пению, церковнославянскому языку, уставу и другим предметам.
Торжественное открытие Ленинградской духовной академии и семинарии состоялось 14 октября 1946 года в присутствии Святейшего Патриарха Алексия. На торжественном акте митрополит Григорий определил назначение возрождающихся школ: «Теперь, как никогда в прошлом, православному пастырю необходима сила богословских знаний, накопленная в неисчислимых трудах прежней духовной школы. Воспринять это богатое наследие с тем, чтобы пустить его в жизненное обращение».
Отец Иоанн очень короткое время был ректором академии и семинарии. В декабре 1946 года скончалась его супруга Мария Николаевна, и Указом Святейшего Патриарха Алексия и Священного Синода он был назначен, учитывая большой опыт служения в Эстонии, на вакантную Таллинскую кафедру. Одной из причин перевода ректора в Эстонию, видимо, было желание властей избавиться от человека, который долго жил за пределами Советского Союза. Перед назначением протоиерея Иоанна Богоявленского Ленинградскому уполномоченному А.И. Кушнареву поступило сообщение секретаря богословско-пастырских курсов: «В эмиграции о. прот. Богоявленский был выразителем монархических убеждений, писал книги, составлял учебники, сотрудничал в Епархиальном Совете… был награжден двумя орденами Митрополита Платона, учрежденных в знак протеста против Советской власти, как религиозной угнетательницы, и хотя держался Московской ориентации, но воспринимал Россию в эмигрантском аспекте». Вторая причина более простая: на Пасху 1947 года в здании Академии, сильно поврежденном во время блокады, обрушилась лестница, на которой стояли пришедшие на богослужение люди. В результате более тридцати человек получили травмы различной тяжести и были отправлены в больницу. Было проведено расследование, и ответственность была частично возложена на ректора.
12 июня 1947 года протоиерей Иоанн Богоявленский был пострижен в монашество с именем Исидор, в честь священномученика Исидора, пресвитера Юрьевского, единственного прославленного в те годы святого Эстонской земли.
Накануне архиерейской хиротонии архимандрит Исидор отметил трудности предстоящего служения в Эстонии: «Тяжелая для архипастырского делания та часть Российской Православной Церкви, которая ныне поручена мне Спасителем. Территория моей будущей епархии является местом встречи разных исповеданий – православия и лютеранства, разных национальностей – русских и эстонцев, и представляет собой окраину нашего Государства; не легко будет собирать плоды в этом винограднике и не раз собирающая рука покроется колючками, терниями и ранами. Но моим вождем в предстоящей мне архипастырской деятельности является мой небесный покровитель священномученик Исидор».
Хиротония архимандрита Исидора во епископа Таллинского и Эстонского состоялась 22 июня 1947 года в Ленинградском Николо-Богоявленском кафедральном соборе. Ее совершили Святейший Патриарх Алексий (Симанский), митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков) и епископ Лужский Симеон (Бычков). «Добрый пастырь бдит над тем, чтобы никто не напал на его стадо, никто бы не обидел его овец. Стань и ты на защиту нищего, оскорбляемого, унывающего…», – сказал Патриарх Алексий новопоставленному епископу Исидору при вручении архиерейского жезла. И владыка все делал, чтобы упорядочить пастырское окормление приходов своей епархии после потрясений военного времени. Основной задачей было не допустить угасания церковной жизни в сельских приходах. Большинство храмов нуждалось в ремонте, а собственных средств не хватало. Епископ Исидор обратился с просьбой о помощи к Святейшему Патриарху Алексию. На заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 10 июля 1947 года было принято решение о выделении Эстонской епархии до 1 января 1948 года по 30 тысяч рублей ежемесячно на ремонтно-восстановительные работы. Владыка добился освобождения епархии от установленных денежных взносов на общецерковные нужды, средства были направлены на помощь нуждающимся приходам, Епархиальное управление оплачивало страховку церковных зданий, земельный налог, покрывало дорожные расходы. Студенты из Эстонии, по ходатайству епископа Исидора, бесплатно обучались в духовных семинариях и академиях Русской Православной Церкви и после принятия священного сана направлялись на различные приходы Эстонской епархии. Епископ Исидор добился выплаты пенсий престарелым и больным священнослужителям за счет средств центрального пенсионного фонда Церкви. В послевоенный период взаимоотношения властей и Церкви были терпимы, государство старалось показать доброжелательное отношение к Православной Церкви. Уполномоченный по делам Русской Православной Церкви Н.Б. Карсаков частично поддерживал интересы епархии. С его помощью решались вопросы, связанные с ремонтом храмов, но в то же время необходимо отметить, что была завершена национализация церковного имущества, были оставлены лишь храмы, утварь и, в некоторых случаях, приходские дома.
Несмотря на старания владыки Исидора, не все православное духовенство поддерживало епископа Таллинского и Эстонского. Проблемы были отмечены Уполномоченным по делам Русской Православной Церкви по Эстонии Карсаковым: «Благочинные и священники сельских местностей еще не знают своего епископа и изъявляют желание видеть его у себя, но епископ не выезжает в уезды для изучения духовенства и ознакомления с жизнью приходов («тяжел на подъем»). Есть священники, которые ненавидят епископа и не являются даже по вызову».
Скоропостижная смерть владыки наступила в результате кровоизлияния в мозг в середине дня 18 декабря 1949 года. Покойный владыка до 3 часов дня был в прекрасном настроении духа, читал бумаги, вечером собирался служить в Никольском храме на улице Вене в Таллине. Но в 3 часа почувствовал себя плохо и был уложен в постель. Вызванные два врача приняли все меры, но ничего не могли сделать для облегчения болезни. Когда прибыл третий врач, постоянно лечивший епископа Исидора, то владыка был уже без сознания. В этом состоянии он и скончался.
Председатель Эстонского Епархиального Совета протоиерей Георгий Алексеев направил срочную телеграмму Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию с докладом о кончине архипастыря. На следующий день в ответ пришло следующее сообщение: «Скорблю о неожиданной кончине Преосвященного Исидора. Выражаю глубокое соболезнование духовенству и пастве. Совершить погребение поручено Митрополиту Григорию, ему же – временное управление епархией. Патриарх Алексий». Святейших Патриарх очень интересовался обстоятельствами кончины владыки Исидора и проявлял озабоченность состоянием дел и будущего Православия в Эстонии.
Заупокойная литургия и отпевание епископа Исидора были совершены в Таллинском Александро-Невском соборе 22 декабря. Проводить архипастыря в последний путь собрались многие клирики епархии, духовные чада владыки Исидора, многочисленные прихожане. Отпевание почившего совершил митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков).
Погребен епископ Исидор на Таллинском Александро-Невском кладбище рядом со своим предшественником по кафедре архиепископом Павлом (Дмитровским).